Skip to content

Спонсоры и Партнёры

Организатор фестиваля

 

Администрация Новосибирской области

Администрация Новосибирской области
Департамент культуры


Генеральные партнёры

 

Новосибирская государственная областная научная библиотека (НГОНБ)

Союз писателей России (Новосибирское отделение)

Литературный семинар Геннадия Прашкевича


Партнёры фестиваля

 

Такси "Мой город"


Информационные партнёры

 

Бюро неформальных событий

Видение Царства

августа 9, 2010 Автор: Константин Бояндин

Леонид Французов

Видение Царства

Часть 1: Экспедиция

Посвящается Джону Бэлансу(† - 2004), Джиму Моррисону(† - 1971), Джонни Рамоуну(†- 2004), Хантеру С. Томпсону(† - 2005), Ричарду Д. Джеймсу, Эдуарду Лимонову, Карлосу Кастанеде(† - 1997(?)), Ирвину Уэлшу, Че Геваре († - 1967), Чарльзу Мэнсону, Пэрис Хилтон, Бобу Дилану, Жене, Коле, Паше, Мите, Сане, Леше, Ване, Катям(всем которых я знаю), Филу, Мэтту, Диане, Грэнту, Билли, Донни, Скокиану, Владу, Джи Джи Аллину(† - 1993) группам: Christian Death, Coil, Autechre, Assuck, Orbital, Infected Mushroom, C.B.T., AxCx, Gridlock, Logic Bomb, Aphex Twin, Bad Sector, Ramones, GG Allin, а также всем группам и людям имена которых я уже не вспомню но с которыми я имел дружеские отношения и/или слушал когда-то.

1

О том, что собирается археологическая экспедиция, я узнал еще давно, от своего дяди. Он ездил прошлым летом туда, однако я не проявил особенного интереса. Я был занят прослушиванием разнообразной экспериментальной музыки по ночам, и мне было просто не до этого. Однако чем больше я узнавал о ней, тем больше мне хотелось туда съездить, идея психоделического опыта вперемешку с копанием земли мне казалось крутым. Я начал узнавать где, чего и как. Мне необходимы были спирт, трава, большая Е (экстази), и кислота. Грибы я отверг сразу – можно было пойти в лес и просто нарвать мухоморов... Спирт можно было по идее превратить в эфир, однако я побоялся его делать, так как эфир это уже просто нечеловеческое забытье.

И в тот самый момент, когда я уже нашел денег: где занял, где поработал, где еще чего, выяснилось, что мне не суждено туда попасть: меня не берут из-за зрения. «Гребанные фашисты, им, небось, моя рожа просто не понравилась!» – думал я тогда. Это был шок. Столько усилий, нервов и все зазря! Необходимо был что-то немедленно предпринять. И я решился.

2.

Объявление гласило: «Рейверы, Хиппи, Панки или просто врубающиеся в тему приходите на запись в альтернативную галлюцегенную экспедицию на Саяны для поиска пропавших культур. Тел. для справок: 23-34-898»

Я думал людей наберется больше. Но их было четверо: вечно пьяненький Виктор Сорокин, странноватая хиппанка Кристи Ящеркова, панк Вася Дудкин, и Кеша-Трансфоратор. Так как никто больше так и не позвонил, мне пришлось обойтись этими четырьмя. Хотя они меня вполне устраивали. У каждого были какие-то свои мотивы позвонить, и встретится со мной... Сорокин ясень перец поедет, потому что мы берем спирт. Кристи наверняка поедет, потому что ей не хватает психоделического опыта, чтобы быть настоящей хиппи. Дудкин едет, потому что ему все равно делать летом нечего. Кеша, это был тот еще тип, съехавший на IDM и явный кислотник, хоть он и яростно отнекивался от всякой причастности к рейву...

Мы сидели у меня дома и курили ганджу из самодельного кальяна, сделанного из бутылки пива, железной трубки и фольги. Все уместились на диване и передавали кальян после затяжки по кругу. Кеша был одет в белую майку, военизированную куртку, и военизированные штаны. На ногах гордо чернели доктор мартен-с. Он слушал плеер, хихикал и явно втыкал в собственную тему. Кристи была одета в какую-то одежду явно 20-летней давности. На ногах были надеты непонятные кроссовки. Единственное, что делало ее похожей на хиппи, были заплатки с изображением знака «миру мир», которые пестрели везде, даже на заднице. Она была неплоха собой, однако она не следила за собой и это мне не нравилось. Сорокин был одет как какой-нибудь скейтер из американского говнофильма, а не наш родной синяк. И Вася... этот был одет как положено: драная майка, косуха, и конечно ирокез...

Мы обсуждали финансовый вопрос, а именно чего и сколько надо купить, сколько каждый должен за проезд и прочие детали. Выяснилось: Вася достает экстази – 50 таблеток. Кристи траву – 2 стакана. Сорокин спирта – 20 литров. Кеша же достает кислоты – набор в 40 марок. Уже было ясно, как добираться: сначала до Абакана потом на взятой напрокат машине ближе к горам, а там уже пешком. Было ясно и когда ехать: в конце мая и до упора. То есть недели три - четыре безумных блужданий по горам в убитом состоянии и прослушивание специальной музыки при помощи кассетного плеера.

Также было решено взять: Тушенки - 10 банок на каждого. Разводимой лапши - 20 пачек на человека. Хлеба - по 15 буханок на каждого. 30 литров пива, 20 карачинской, и 15 литров сока. Так как долго нести столько дерьма на себе было нереально то было решено передвигаться по 2 – 3 часа в день, остальное время, проводя в безумных блужданиях вокруг лагеря.

Чтобы это вся экспедиция не превратилась в обычную затяжную вечеринку в горах, я решил написать ряд задач, которые надо было выполнить:

1. Найти местного шамана и с ним пообщаться

2. Фотографировать все таинственные или просто прикольные места

3. Каждый обязан вести дневник, в котором описывать все, что происходит во время экспедиции со своей точки зрения

После долгих разговоров и выкуренной травы перед нами стояла самая сложная задача: Как провести все наши припасы так, чтобы нас не запалили. Ведь если это случится, мы будем по уши в говне. Мы сидели и думали над этой воистину трудной задачей, пока Кеша-Трансформатор не придумал:

 — А, давайте возьмем еще побольше баблосов и если че взятку дадим мусорам? А, шнягу подальше в хавчик заныкаем, никто и не найдет просто так.

Это казалось разумным, и мы на этом и порешили.

3.

Меня настиг телефонный звонок, когда я сидел на балконе и с удовольствием курил сигарету. Я потянулся, вздохнул весеннего воздуха и, зайдя в комнату, снял трубку аппарата.

Нам повезло. Мне позвонил еще один человек и изъявил готовность участвовать в экспедиции. Это был некий Эдэм Маккинзи, откуда-то из Ирландии. Он каким-то неизвестным мне макаром узнал про нашу экспедицию и решил в ней поучаствовать. Так как он не раз бывал в России то и знал язык на неплохом уровне. Он был прожженным поэтом и искал новых вдохновений. Меня он устраивал. Он был спокоен, добродушен и в основном молчал, вникая в суть дела. Опять же нести приходилось меньше. Выяснилась и еще одна приятная вещь, связанная с этим человеком – у него было заныкано килограмма два индийского чая с кайфом. Это был черный чай не то с коксом, не то с опиумом.

Я переписал специальную музыку с дисков на кассеты. Это: Future Sounds of London, Orbital, Coil, Prodigy, Autechre, Aphex Twin, Moby, а также большое количество сборок с кислотным техно и пси трансом. На следующий день я залез в интернет в клубе и закачал на дискетку подробный план заповедных гор в которые мы собирались идти. Это было важно, так как никто не мог нам сказать куда нас могли привести наши кислотные изыскания без карты.

4.

Я решил попробавать чай с кайфом Эдэма. Не хотелось брать то о чем я мало знал. Мне нужно было знать что именно делает этот чай с человеком. Эдэм принес чай в обычной чайной упаковке из под цейлонского чая. Я засыпал две ложки в чайник и залил кипятком. Пока чай заваривался я раскурил косяк специально заначенный для такого случая. Пару раз дунув, я передал Эдэму... Тот с явным удовольствием дунул тоже. С травы немного вставило, однако не сильно. Я специально положил мало чтобы если что опеределить как меня будет накрывать с чая. Наконец чай был готов. Я разлил заварку не жидясь, помногу. Немного залил водой и положил сахара три ложки. Мы начали хлебать чай. Он был очень вкусным, и даже тот факт что он был крепкий его ничуть не портил. Прошло время и я начал чувстовать себя очень хорошо. Немного клонило в сон, но это было приятно. Чувство всепоглщяющей радости и счастья были так сильны как никогда прежде. Я улыбался во весь рот и счастливо смотрел на Эдема... То что он был счастлив, было безумно хорошо. Так мы и сидели и глупо улыбались. Ничего не хотелось делать. Только сидеть и наслаждатся жизнью.

Утром чувство радости еще оставалось некоторое время, но потом ушло в забытье, когда я стал пить кофе. Сидеть на диване и лениво курить сигарету, было очень хорошо. Эдэм спал на кушетке которую я ему принес из кладовки. Он храпел. Это было настолько занятно что я полчаса только и делал что смотрел как он храпит, выкуривая одну сигарету за другой, как настоящий чэин-смокер.

Мы сидели на кухне и я сказал Эдэму:

 — Просто улетный чай, полный пиздец.

 — А то. Специально для такого случая хранил – ответил Эдэм и закурил сигарету.

Был конец уже апреля и время неумолимо неслось вперед. Я сказал всем прикупить ветровок, теплых носков, одежды на экстренный случай. Палатки нужно было две... их я купил на свои средства, как и билеты. Эдэм обеспечил себя всем ему небходимым самостоятельно. Оставалось только дождатся конца мая и в путь.

5.

Пиздец наступил, как ему полагается, внезапно. Оказалось что за нашим, так сказать, проектом внимательно следят в милиции. Причем не кто-то, отдел по борьбе с оборотом наркотиков.(настоящее название этого отдела не имеет значения)

Нужно было в кратчайшие сроки смотать удочки и ночью уехать в Абакан, подальше от Новосибирска.

1 мая ровно в полночь мы все стояли на перроне вокзала Новосибирск-Главный и ждали поезда. Кеша нервно курил. Вася с усталым видом глядел по сторонам. Эдэм тихонько напевал какую-то свою песню. Кристи просто смотрела на ботинки и тупила. У меня самого были страшные опасения насчет поганых свиней что уже развернули свой аппарат подавления в нашу сторону. Только Сорокин весело улыбался, ему все было нипочем. Все молчали. Я посмотрел на часы: 12:05.

 — Опаздывает – проронил я и закурил сигарету.

Поезд опоздал ровно на пятнадцать минут... Я за это время уже был готов растерзать любого кто меня мог тронуть. Мы быстро погрузились... Нас расположили в двух купе. В одном я, Эдэм и Сорокин. Во втором остальные. Первым же делом я достал поллитровку спирта и мы ее жахнули запивая водой. Вскоре настало время и второй. Когда мы ее убили Эдэм уже еле держался чтобы не упасть под стол. Сорокин что-то обьяснял мне про инертные газы. Я же пытался встать и сходить в туалет... Ноги разьежались как на катке и не хотели стоять прямо... Наконец невероятным усилием воли я встал и вышел из купе, однако дальше было хуже. Меня раскачивало так, как будто был шторм. Я не простояв и минуты я упал на колени и ползком, на четвереньках дополз до туалета. Однако пописать непосредственно в сортир не удалось... Едва я достал член и начал писать, как у меня начали трястись руки. Струя поливала стены, пол, окно но в сортир лететь не хотела. В результате я обоссал весь толчок, и надо было сматываться. Я держась за стенку потихоньку вышел из туалета и вернулся в купе. Открыв дверь я немного был ошарашен... Эдэм спокойно спал на полу. Сорокин спал на одной из кроватей и мирно посапывал. Я закрыл дверь и лег на свободную кровать.

Следующим утром мы уже проехали половину пути... Я и Эдэм пили чай с кайфом и пытались вернутся в норму после вчерашнего марафона. Чай помогал... Вскоре допив свой чай мы пошли в первое купе где были остальные. Те уже потихоньку открыв окошко курили чарс. Мы присоединилсь... Косяк был непростой, а сделанный из сигарной обертки. Это Кристи по интернету купила себя пачку такой прикольной шняги. На английском это звучит как блант. Проще говоря сигара со шмалью. Я уже порядочно выдув сидел и тихонько смеялся над тем что происходило вчера... Сейчас это все выглядело как смешная и тупая шутка.

Уже ближе к вечеру мы доехали до Абакана. Городок этот не из приятных, да и достать в нем ничего нельзя нормального. Мы в нем задержались только чтобы снять микроавтобус и тут же поехали в горы. Доехав до пункта назначения: переправы через небольшую речку, мы быстро вылезли и не теряя ни минуты пошли в сторону гор.

6.

Лезть по камням все быстрее и быстрее, именно этого мне хотелось прямо сейчас. Я быстро передвигал ногами и почти бежал вверх по скалистым холмам. Экстази вовсю действовал на мой разум. Я замечал тысячи вещей, слышал сотни звуков но потом их очень быстро терял из зоны восприятия. Остальные тоже уже втыкали. Все накурились, кроме меня и Кешы-Трансформатора, который сожрал марку кислоты. Все остановились и начали ржать... Кеша тут же побежал за деревья, видимо чтобы поссать. Я тихо курил сигарету и думал что пора бы уже и пожрать. Внезапно раздались страшные крики Кешы:

 — Неееет!!! Уйдите!!! НЕ ХОЧУ!!!Ааааааааааа!!!! – истошный вопль был так страшен что я мигом бросился за Кешей.

Кеша стоял на коленях и плакал. Я подошел и тихо спросил:

 — Кеша, ты чего?

Его реакция была страшной: он вскочил с бешеными глазами и направил на меня пистолет, о котором я не знал... Он начал выговаривать что-то:

 — Изыди! Киборг ебанный! Я ЗНАЮ ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ!!! Я НЕ ОТДАМ СВОИ ЕБАННЫЕ МОЗГИ!!!!!

Я совершенно не знал что делать, страх еще не добрался до мозга. Но он там будет. Я четко это понимал.

 — Кеша, я не собираюсь забирать твои мозги...

Но Кеша мне не верил... Я в его глазах прочитал приговор:

 — Я знаю, ты с ними, ты за них. Я вижу... Ах ты, мразь.

Я не придумал ничего лучше чем прыгнуть на него и пару раз дать ему по морде... Все подбежали когда я уже связал его руки ремнем. Ваня поднял пистолет и проверив обойму сказал:

 — Ну ты и везунчик, полный боекомплект, он мог тебя спокойно замочить.

Вот тут то и пришел страх. Руки затряслись, ноги подкосились и я упал потеряв сознание.

Придя в себя я нашел свое тело внутри палатки... Я был накрыт спальником. Выйдя из палатки я огляделся: Ваня и Сорокин глушили спирт возле ручейка, Эдэм и Кристи готовили суп из тушенки и разводимой лапши. Я подошел к ним и спросил:

 — А где Кеша?

Эдэм молча показал на другую палатку. Я кивнул и пошел обратно в палатку за фотоаппаратом. Вокруг была красота неимоверная... Я взял фотоаппарат и прошелся по ближайшим окрестностям, снимая красивые места, как мне казалось. Из крови еще не выветрился экстази и я придя обратно в лагерь заварил чай с кайфом. Сорокин с Ваней уже валялись в отключке... Эдэм с Кристи занимались непристойностями в пустой палатке. Был за полдень и было жарко... Я решил чем-нибудь еще себя порадавать, и достал из кармана припасенную марку. Так-как я выпил чая с кайфом я не боялся бэд трипа – в таком сотоянии это вряд ли случится. Я достал магнитофон и кассеты с музыкой... Решив что Autechre на данный момент это лучше всего пойдет их я и поставил. Затем вложил в рот марку и, смочив ее слюной, стал ждать эффекта.

Чертовы жуки. Они ползли вверх. По ногам. Нельзя. Встать, да бегом, бегом. Нет, нельзя. Хорошо-то как.

Чертовы жуки.

Познание с себя, черная сущность и космическая энергия. Жить, чтобы жить. Запахи музыки. Травушки зеленой.

Цвета желтые от музыки идут, музыка идет.

Сапоги промокли, надо сменить.

 — Чертовы жуки, откуда здесь эти твари?

Сорокин сидел рядом.

 — Ты чего? Какие жуки?

 — Ты разве их не видишь? С небольшую собаку твари здесь ползают... Надо их взорвать ебанным динамитом.

 — Не гони пургу. У нас и динамита-то нет.

 — Н-н-айдем.

Встал и неровным шагом к палатке. Ноги плохо держат. Палатка. Падение. Черная завеса небытия.

Кеша стоял надо мной и курил сигарету. Его лицо меняло свои формы, в такт какого-то техно которое играло в отдалении. Я лежал на хобе у ручья. Был вечер. Я посмотрел на звезды и долго их разглядывал.

 — Красота. – проговорить это было нелегко, во рту было сухо. Кеша сел рядом на бревно.

 — Интенсивность нашего опыта в использовании психоделиков заставляет меня задуматься о правильности всей затеи. – это было сказано внезапно, да так, что я даже испугался на минуту.

 — Почему про пистолет не сказал? – я задал важный вопрос.

Кеша явно думал. Однако его ход мыслей от меня ускользал в вибрациях техно.

 — Я подумал что существа, которых можно встретить в результате такой экспедиции будут не из приятных.

Такой ответ меня удволетворил: несмотря на необычность постановки ответа, никто и вправду не мог знать, на кого мы могли нарватся. Я поднялся, немного шатаясь, и взял хобу. Немного тошнило. Я с Кешей и Сорокиным лег в свободную палатку. Заснул быстро и без мучений кислотного похмелья, когда в голове полный сумбур.

Рано утром, когда солнце только-только встало, нас разбудили звуки громко играющей музыки. Первой мыслью, которая у меня пронеслась в голове: «Сволочи, они хотят нас свести с ума. Я так и знал, что они чертовы садисты».

Это был какой-то пси транс, который жутко бил по ушам расшатывая и так уже хрупкую нервную систему. Все остальные в палатке еще спали. Я вылез наружу: играл магнитофон. Костер горел, и вокруг абсолютно голая выплясывала Кристи. Ее ненормально большие груди, как ни странно, подпрыгивали в такт музыке. Она в полном трансе, и безумными глазами плясала кругами и что-то бормотала. Эдэм лежал неподалеку в обнимку с надувным матрасом. Он тоже был голый, при этом весь испачканный сажей. Туман еще не рассеялся, и создавалось впечатление какого-то магического ритуала. Послышались шорохи. Это на свет вылез Кеша. Он, пошатываясь, подошел ко мне и как зачарованный смотрел, как Кристи пляшет. Я сел на траву и начал смотреть на это зрелище под другим углом. В этом было что-то и галюцегенное и очень эротичное в то же время. Кеша сел рядом и достав из кармана своей ядовито красной рубахи косяк, прикурил его с помощью зиппо. Сделав затяг, он передал мне косяк. Я тоже дунул и вернул косяк обратно. Так мы и просидели с час, выкурив три косяка. Под конец я не выдержал и, взяв Кристи под руки, увел ее в пустую палатку.

Сделав свое грязное дело, я выбросил презерватив в костер, и стал открывать банку тушенки. Есть хотелось очень сильно. Наконец открыв проклятую банку, я стал поедать ее содержимое, заедая хлебом и запивая соком. Через два часа мы собрались и пошли дальше.

Прошло 4 часа, прежде чем мы наткнулись на одинокую хижину, которая ютилась между соснами в небольшой поляне среди гор. Там присутствовало и небольшое озеро. Мы с облегчением сбросили рюкзаки, и пошли проверять хижину. Рюкзаки остались сторожить Эдэм и Ваня.

Изнутри хижина была достаточно просторной, там были и несколько лавок, и небольшой шкафчик. В нем были обнаружены консервы с тушенкой и виски «Джек Дэниэл’с». Всего было две бутылки виски и 5 банок тушенки.

Тушенка, правда, оказалась протухшей, и поэтому мы устроили пивно-вискарный марафон. Было выпита большая часть пива и все виски менее чем за два часа. Мы поставили FSOL как можно громче и уже коллективно танцевали вокруг костра. Голые. Затем я и Сорокин еще и бухнув спирта с соком пошли купаться в озеро. Расхождения между тем как я себя чувствовал и как должен был бы в холодной воде, были разительными: мне было в воде теплее, чем на суше. Судя по довольному бурчанию, Сорокина я понял, что он тоже не чувствует холода. Однако здравый смысл заставил меня выйти из воды и вытащить Сорокина и сесть возле костра, одевшись как можно теплее. Купание в ледяной воде не прошло даром, меня тянуло в сон, и я подчинился своему желанию: отключился.

Меня разбудила Кристи. Она была голой. Мы были в хижине одни, я лежал на спальнике, он сидела сверху. Я не сразу въехал, но она мне доходчиво объяснила:

 — Мне очень понравилось, давай еще раз? Только на этот раз, пожалуйста, в оба отверстия.

У меня был бодун, и спорить мне не хотелось, она стянула с меня плавки и надела на уже напрягшийся член презерватив.

Утром лежа в обнимку с голой Кристи я вдруг понял, что меня если не тянуло к ней, то мне было приятно на нее смотреть. Это было необычно и ново. Однако я заставил себя встать, одеться и выйти из хижины. Вокруг кострища неподалеку все уже были в сборе. Увидев меня, они начали хлопать, и свистеть...

Я подсел к ним и спросил в чем заключается смысл всех этих аплодисментов и свиста. Ответил Эдэм.

 — Чувак, да ты просто Король Ходоков. Вы же всю ночь такое с Крис творили, что нам оставалось только слюны глотать да мозоли получать на руках.

Я если честно очень отрывочно помнил, что же мы творили с Крис, но то, что это включало много вазелина и слюны я кое-как запомнил. Я пожал плечами и ответил:

 — Она настояла, и я с бодуна не смог отказать такой роскошной даме.

 — Все равно ты круто ее отодрал. – сказал Кеша, который, к слову сказать был вроде как даже девственником. Хотя никаких тому подтверждений у меня не было.

Через полтора часа мы собрались и пошли дальше. Хижина выглядела очень одинокой на фоне нашего кострища.

Дойдя до небольшого леска, мы остановились на привал, и раскурили самодельный кальян, неизвестно откуда появившийся. Каждый сделал ровно четыре затяга, и всех накрыло. Укуреный как удав я все же заметил что, идущая впереди меня Кристи, поворачивала в мою сторону голову и недвусмысленно подмигивала и показывала на свои достоинства сзади. За мной никто не шел, я был последним, и потому я, когда мы останавливались, шлепал ее по заднице, принимая правила игры. Мое отношение к ней резко улучшилось, и дело было не в сексе, который, к слову сказать, был улетным, а просто я увидел в ней человека близкого мне по духу.

Остановившись на очередном месте лагеря, на склоне горы, было решено коллективно принять экстази и устроить дикую техно-дискотеку с прыганьем через костер и мацаньем Кристи. Несмотря на то, что эта была просто шутка Кешы насчет мацанья, во мне проснулась вялая ревность, и я сказал, что она сама решит, кто будет ее мацать, а кто нет. Крис на меня очень проникновенно посмотрела и засунула указательный палец, которым она на меня показала в рот. У меня обычно спокойного к таким вещам, встал.

Было поставлена одна из кассет с кислотным техно. Музыка была очень громкой, и мы под забивающий уши бит съели каждый по таблетке. Далее все было как во сне: бешеные танцы. Бешеный и ритмичный секс, когда мы ненадолго с Крис удалялись от толпы. Затем опять танцы. Потом опять секс. Марафон длился по самым скромным подсчетам 8 часов. Под утро все бешено уставшие повалились прямо на землю где и заснули.

Отрезанность от внешнего мира не мешала нам быть счастливыми. Мы днем шли. Вечером и ночью отрывались, расширяя сознание доступными нам способами. Царила атмосфера коммуны. Все были приветливы и добры друг к другу. Особенно трепетно все мужчины, включая меня, относились к Кристи Ящерковой. Деньги и отбросы современного общества остались позади, уступив музыке и веществам силы которые мы принимали. Это было настоящая жизнь, лишенная отвратительной призмы современного общества. Это было лучшее, что происходило с нами. Секс, рейв, дружба и философия смешались в нашей экспедиции поиска жизни. Чувство того, что мы щупаем самое важное во всем нашем предприятии, усиливалось с каждым днем, что мы уходили дальше в горы. Мы не скорбили о ненужных, а порой и опасных плодах цивилизации доллара. Единение с природой и силой гор было важнейшим аспектом пронизывающим наше присутсвие здесь. Каждый получал ответы на те вопросы, которые задавал.

7.

Шла вторая неделя экспедиции. Мы уже потеряли надежду найти шамана. У нас оставалось еще много еды, но из наркоты остались только спирт и кислота. Чай, трава и экстази закончились. Пива тоже не осталось. И вот во время очередного перехода мы сделали привал, и было выпито литр спирта в шестерых. Запили яблочным соком и уже порядочно под шаффэ пошли дальше. Путь пролегал через двухкилометровый перевал.

Кое-как перевалив через него, мы очутились в довольно укромной долине. Там было много деревянных идолов, в том числе и дух погоды, как гласила надпись. В долине оказался и дом шамана, который мы так долго искали.

Шаман и его жена приняли нас радушно: даже покормили свежым, жареным мясом. Когда мы его уплетали в обе щеки, всем казалось что ничего более вкусного не бывает. После трапезы, я как лидер экспедиции, удалился с шаманом в отдельную комнату. Я попросил его в общих чертах объяснить свое учение и/или приобщить к «грибному откровению». Шаман, которого звали, кстати, Игорь Цуй, ответил что религия, которую он представляет слишком трудна, и потому он не может ее рассказать и объяснить. Зато он вызвался быть нашим гидом по «грибному царству». Проще говоря, он вызвался, если что, помочь нам после принятия псилоцибиновых грибов. Это было важно. Мы вышли из комнаты и я пояснил обстановку своим товарищам. Все согласились. Тогда шаман сказал, когда и где будет происходить наш вход в «грибное царство»: в полночь, в отдельном домике.

Мы еле-еле дождались полуночи, и пошли ко второму, незаметному домику. При входе стояла жена шамана, незаметная женщина, которая сказала нам снять с себя все, кроме ботинок. Это было странной просьбой, но мы так и сделали. Только после этого мы вошли. Шаман сидел напротив входа перед чашей, в которой было много ароматических палочек, которые дымили. Вокруг чаши было шесть подушек. Шаман жестом предложил нам сесть. Мы сели. Получилось так, что Крис сидела прямо напротив, и я не мог отвести свой взгляд от нее. Я ее разглядывал и просто не мог оторваться. Ее тело было божественным. Каждая ее складка, каждый сантиметр ее упругого тела, как мне казалось, был идеален. Шаман позвал свою жену внутрь, и она, войдя, перед каждым поставила полутора литровую бутыль воды и глубокую чашу с грибами. Это были похожие на шампиньоны грибы, однако их ножка была много тоньше и длиннее, а непосредственно шапка, много меньше чем у шампиньонов. У каждого в чаше лежало шесть грибов. Шаман сидел прямо, с закрытыми глазами, смолил свою трубку, украшенную перьями и костями зверюшек и что-то нашептывал. Стало ясно, почему нас заставили раздеться: на стенах висели шкуры, и тепло никуда не уходило. Все начали потеть кроме шамана. Он сидел в шкуре медведя и ему казалось было наплевать на жару. Было невыносимо жарко. Это было уже не объяснить просто шкурами. Я уже не выдержав, открыл свой бутыль и высосал половину тремя глотками. Все последовали моему примеру. Потеющая Крис была еще более эротична, чем обычно.

Прошло десять минут, прежде чем шаман перестал читать, по всей видимости, заклинание. Я тут же спросил, почему здесь так невыносимо жарко. Шаман невозмутимо ответил.

 — Здесь баня. Высокая температура и специальные зловонья обеспечивают более легкий переход в страну грибов. А теперь, друзья, кушайте грибы и запивайте их водой.

Несмотря на все опасения, грибы были приятны на вкус и чем-то напоминали сушеных кальмаров. Все съев свою порцию стали ждать перехода. Я расслаблял мышцы, как и учил шаман, и думал о самом приятном, что было в бане, Крис. Это было важно для благополучного возврата. Мой член встал, когда я смотрел на откровенную позу Крис. Казалось, он вырос на метр, и извивался змеей. Посмотрев на него и поняв, что это так, я понял, что уже в царстве. Оглянулся. Стены были жидкими. Пол тоже был жидким. Дым от зловоний менялся в цвете следуя какой-то своей логике. Глядя на друих, я понял, что они тоже уже там.

Войдя в царство, я в своем разуме задал грибу вопрос, который меня уже давно мучал: «Гриб, гриб отзовись, всемогущий гриб. Важен ли для меня роман с Кристи Ящерковой?»

Было ощущение, что я взлетаю. Я очутился в некой пещере. Там рос огромный гриб, похожий на мухомор и поганку одновременно.

Его зов:

«Подойди ко мне и дотронься рукой».

Гриб светился. Менял цвета. Я подошел и дотронулся до него. Это было непередаваемо. Он был шерховатый, но очень приятный на ощупь. Я держал руку на поверхности гриба, как его зов во много раз сильнее прошлого взорвался в моей голове:

«Вы связаны с ней. Не оставляй ее. Не обижай ее. Будь с ней всегда ласков, и будет тебе счастье и удача. Будут у вас трое детей. Первый будет музыкантом великим, который поймет сущность мою. Второй станет поэтом, стихи, чьи заставят мир дрожать от силы слова его. Третий будет шаманом великим и станет «грибное царство» мировой религией.»

Внезапно, мой разум с большой скоростью вернулся обратно в тело, и я был там, где и был, в бане шамана. Встать было трудно. Ноги болели так, будто я сидел на них часа два не меньше.

Каково же было наше удивление: выяснилось, что уже утро, и то, что дом шамана бесследно исчез. Наши рюкзаки и остальные вещи лежали кучей на траве, где, по идее, должен был быть дом шамана. Все были немного озадачены. Ведь вставал вопрос реальности всего произошедшего в последние несколько часов.

Я сверился с картой, и выяснилась одна интересная деталь: баня и идолы были указаны на карте, однако никакого дома шамана на карте не значилось. Еще было отмечено, что мы уже прошли примерно половину пути.

Все оделись, надели рюкзаки, и пошли далее, в сторону камня на горе, который был в 50 километрах, а от него до конца пути были считанные часы. То есть примерно 100 километров. Мы прошли этот путь быстрее, чем было по плану экспедиции. Решено было найти укромное место на пути к камню на горе и там остаться на неделю. Такое решение было принято в связи с соображениями по поводу того, что на нас могли выйти единомышленники, и у них вполне могло оказаться, чем поживиться.

Не пройдя и двух часов, место было найдено: холмик с небольшой полянкой. Там мы и остановились. Там было много камней и деревьев, но место было уютное.

Я, сбросив рюкзак, отошел немного вниз по холму, чтобы отлить, и выкурить сигарету. Сделав дело, я присел на корточки и закурил старый, добрый А.(марку сигарет я не буду оглашать из соображений понятных всем) Крис подобралась со спины так тихо и незаметно, что я даже немного испугался, когда она меня обняла со спины и ее огромные груди уперлись мне в спину. Она села рядом и свесив ноги, сказала:

 — Я когда говорила с грибом в пещере, и он сказал, что мы связаны и что у нас будет трое детей, если мы будем ладить.

Это было невероятно. В общую схожесть глюков я мог еще поверить, но такие детали... Я ответил:

 — У меня было то же самое. Гриб приказал мне с тобой всегда быть добрым и не обижать.

В глазах Крис я прочитал немой вопрос. Я вздохнул и ответил:

 — Мне кажется, это был не просто глюк. И шамана мы неспроста встретили. Как бы там ни было, я не собираюсь тебя бросать. Ты мне нравишься с каждым днем все сильнее.

Ее лукавый взгляд заставил меня краснеть как пятилетного.

Мы вернулись в лагерь и присоединились к остальным, которые уже вовсю бухали спирт. Я решил попробовать связаться с грибом посредством кислоты. Я достал из рюкзака марку и сидя в палатке, положил марку в рот. Затем включил Aphex Twin.

Казалось, что палатка бесконечно велика. Я отправлял свои призывы грибу и видел, как мои мысли в виде молний уходили вверх в космос. Затем небеса разверзглись и показали лучем света, куда надо идти. Это были три сосны неподалеку от палатки. Выйдя из нее, я увидел гриб: он величественно произрастал из земли посреди сосен. Я подошел к нему и огляделся. Мир напоминал мне размазанное полотно акварелей. Все было разноцветным и смазанным, и постоянно двигалось. Люди сидящие у костра, напоминали мне только наброски людей. Наконец я повернулся обратно к грибу. Люди говорили на неизвестном мне языке и постоянно смеялись. Я подошел очень близко к грибу и дотронулся его поверхности. Он был вдвое больше меня. Прикосновение до него отозвалось ноющим счастьем в области паха и спины. Я, пересиливая нарастающее удовольствие, спросил его:

 — Ты реален?

Гриб немедленно отозвался: «Я настолько реален, насколько ты хочешь, чтобы я был реален»

 — Каков смысл бытия? И насколько оно правдиво?

«Смысл бытия заключен в том, что ты именно хочешь услышать. Каждый создает для себя, его сам. А его правдивость непосредственно связана с реальностью всего происходящего. Ты встретил меня и начал сомневаться, и это правильно. Все в этом мире является иллюзией, а то насколько ты в нее веришь зависит от тебя самого. Впрочем ничего из выше сказанного я не могу ни доказать ни опровергнуть, так же как и свое существование или небытие».

Я с трудом оторвал руку от гриба и, упав навзничь, потерял сознание.

Придя в себя, я огляделся. Я был все еще в палатке. Все еще играл Афекс. Либо меня перенесли, либо я никуда не выходил, и все происходило в моей голове. Зашла Крис и, поцеловав в щеку, сказала:

 — Ты нас всех напугал. Вышел сам не свой из палатки, и, подойдя к соснам, простоял там часа два, а потом возьми да и упади в обморок. Мы уж думали что ты окочурился. – она всхлипнула.

Я приподнялся и, обняв ее, поцеловал в лоб:

 — Я просто сьел марку и общался с грибом. – после чего я ей рассказал все то что я видел. Она немного успокоилась и спросила:

 — Значит, гриб реален?

 — Не знаю, может быть. – однозначно я ответить не мог.

Сначала шаман этот, потом два разговора с грибом. Вполне могло сойти на безумно-кислотный сюжет для журнала «П-ой» или еще какой нибудь отвратно гламурный журнал или газетенку низкого пошиба... Но если общение с грибом еще можно было отнести к психоделическому бреду, то как можно обьяснить внезапное исчезновение шамана и его дома, или как минимум его присутсвие вообще? Ничего кроме спирта мы не употребляли, перед тем как спустится к идолам. А если это и была галюцинация со спирта, то коллективная, чего не бывает. По крайне мере со спирта – точно. По идее с него вообще не может быть никаких глюков. Так значит, это все-таки был не глюк?

8.

Мы находились на холме уже третьи сутки. Через день чтобы не сьесть марку просто так, толерантность и все такое, я принял кислоту еще раз. Однако выйти на контакт с грибом я не смог. Видимо не всегда с ним получается связатся. В результате я просидел всю ночь под Orbital и жутко замерз, зато потом впервые занялся любовью под кислотой. Это было невероятно. Все мое существо от пальцев ног и до кончиков волос получало удовольствие уже от одного прикосновения с телом Крис. А когда вошел в нее – это было непередоваемое чувство. Когда я кончал, было ощущение того что, я кончаю всем телом, включая внутренние органы. Однако основное напряжение сосредоточилось в члене: сперма лилась как из фонтана на пол-метра. После я был полностью обезвожжен как после экстази или травы и чувствовал жуткую усталость. Я тут же надел на себя спальник и заснул. Крис пристроилась рядом.

На следущий же день я опросил остальных, что именно они видели после грибов. Оказалось, что каждый видел что-то свое, но непременно связанное с большим грибом, похожим не то на мухомор, не то на поганку. Это не проясняло ничего. Пришлось рассказывать про мои изыскания и про то, что у нас с Крис были очень похожие глюки (про детей я не осмелился рассказать). Потом я рассказал то, как общался с грибом под кислотой, и то, что я держал руку на нем, а не просто в воздухе. Все застыли в раздумиях. Наконец Кеша-Трансформатр предложил:

 — Мы еще мало знаем про гриб. Давайте я попробую с ним выйти на контакт, и он мне больше, может быть, поведает.

Я предупредил Кешу о том, что притрагивание к грибу вызывает невероятно приятные ощущения, что очень мешает в общении с ним. Кеша только отмахнулся:

 — Я кислотник со стажем. Думаешь, не знаю, как оно бывает?

Я пожал плечами. Ему виднее. Хотя в памяти была свежо воспоминание о том, как Кеша мне чуть башку не снес, когда сел на измену, после кислоты.

Путешествие Кеши было назначено на вечер. Он не прикосался к кислоте как минимум дня три, и потому у него не могло быть толерантности. Он попросил тетрадь и ручку. Ему все выдали. Его устроили в палатке. Затем поставили Orbital. Он сьел марку и попросил всех удалиться.

Время текло так медленно, что казалось его можно почерпнуть рукой. Никто не отрывал взгляда от палатки. Слышался Orbital. Все были взивнчены до предела. Шло время. Никто не осмеливался зайти в палатку и быть может испортить весь процесс.

Прошло три часа, и от волнения все стали пить спирт, которого осталось очень мало. Наконец, весь вспотевший, красный как рак, Кеша вышел из палатки. Он молча отдал тетрадку, и сел на хобу рядом с костром. Я открыл тетрадь и начал читать:

«Я появился вместе с миром и Землей. Я так же стар, как и Земля. Я был всегда. Созидая, я видел, как меняется мир. Когда появились люди, они сначала не догадывались о том, что я есть. Но постепенно они стали ловить, эмансипации и вибрации, которые я излучал. Они хотели их изучить, но не обладали знанием о растениях силы. Я им помог, приходя многим во сне, и поясняя какие растения надо сьесть. Остальное зависит только от тебя. Познай себя и я помогу тебе познать меня».

9.

Когда Кеша отошел, на него полились вопросы как из ведра. Он никак не мог сосредоточится и явно тупил. Выкуривая одну сигарету, за другой, он вяло кивал головой вместо ответов на вопросы. Его оставили в покое лишь, когда он решился все рассказать.

Все сели вокруг Кешы. Он прочистил горло, кашлянув и начал рассказывать.

 — Меня сначала просто начало накрывать. Я сижу прикалываюсь, потом вспомнил, зачем сюда прибыл. Ну, начал короче гриб вызывать. Ну, ничего не выходило. Потом хопа, прямо из пола вырос этот гриб и короче я до него дотронулся одной рукой, а вторая сама писала в тетрадь. Ну, а мой мозг стал как бы проводником. Вот короче я его попросил рассказать о себе. Он и ответил, я только записал. Было очень приятно, настолько, что я еле держался. Вообще не знаю, как смог даже частично его ответ записать. Руки прямо сводило. Ну, потом в отключку. Очухался и вылез. Все.

Трудно ответить, был ли я удволетворен или нет рассказом Кеши. Одно то, что он вышел на контакт с грибом и записал его ответ на бумагу, было удивительно. У каждого слишком разное восприятие. Не может быть, чтобы у нескольких человек были такие одинаковые глюки. Но Кешин рассказ был еще одним подтвержденим обратного.

Утром следующего дня, к нам в лагерь пришли три девушки, которые явно искали с кем бы пообщатся в этих одиноких горах. Мы их радушно встретили, и они предложили нам чаю. Мы все сидели вокруг костра. Девушек звали: Надя, Ирина, Юля. Надя была умной девочкой в очках, явно из семьи ученых. Ирина была заводилой, явным лидером в их троице и самой модной и накрашенной. Юля была тихой и неприметной скромницей.

Сорокин, тут же, с ходу, подсел на Иру... Кеша на Надю. Ну, а Ваня на Юлю. Это было как-то сразу очевидно. Они все были из Красноярска, и решили пойти в горы именно в Мае, когда еще мало туристов всяких. Как выяснилось, они не намного отстали от нас. Остановись мы раньше, они бы вышли на нас через несколько часов. У них, к сожалению, не оказалось никаких психотропных средств. Судя по разговору, они и не употребляли ничего сильнее травы и водки. Это было немного опасно, вздумай они потом рассказать об этом кому-нибудь... Это было бы катастрофой. Ведь пацаны им наверняка адреса и телефончики бы оставили.

Ребята сидели со своими избранницами и явно не понимали, в какое говно они могут сесть, если расскажут девченкам о кислоте или грибах. Те, конечно, не подадут виду, а лишь потом, взяв телефончики и адреса, позвонят свиньям и те быстренько возьмут нас в оборот. Ребят надо было как-то отозвать, и ясно обьяснить им что, да как. Я придумал идеальный способ: подойдя к ним, я им подмигнул и сказал насчет того, что хорошо бы кое о чем приятном поболтать. Когда они залезли, их там уже ждали Эдэм и Крис. Я залез сразу после них и, закрыв палатку начал быстро объяснять. Когда я закончил рассказывать, они сидели, повесив головы и явно грустные. Они не ожидали такого поворота. Им нужно было, каким-то образом, избавится от девченок, т.е. переспать и послать на три буквы. Или не переспать и послать на три буквы. А главное не давать им своих телефонов и какой бы то ни было информации. Затем все вылезли, и мы остались с Крис наедине. Я думал насчет своих экспедеционеров, и мне стало их жаль. Однако это был единственный способ не запалить нас и не навести свиней на наш след. Вскоре я заснул в обнимку с Крис.

 — Сволочь! Кобель сранный!! Я тебя никогда не прощу! Убери грабли, мудило!!

Именно эти крики меня и разбудили. Не самое приятное ощущение, к слову сказать. Однако это показывало на то, что все идет как надо. Немного поразмыслив, я перевернулся на другой бок и заснул во второй раз. Крис храпела рядом.

Утром все выглядели немного угрюмыми и усталыми. Я их отлично понимал. Мне пришлось извиниться:

 — Ребята, я вас отлично понимаю, однако так нужно было. Они нас могли запалить и сдать свиньям. Вы что хотите, пять лет сидеть за хранение? А я бы сел еще на больший срок, за склонение к употреблению. Кому поверят больше: трем абсолютно нормальным девченкам или шестерым антисоциальным элементам?

Я был прав. Но и ребят можно было понять: кому весело без компании?

Вечером все выпили остатки спирта: 2 литра и стали танцевать под Moby. На утро следующего дня был намечен выход из лагеря в сторону Камня на горе.

Утром мы немного попили чая который остался и уже к десяти утра мы вовсю топали к Камню.

Пройдя всего навсего пять часов мы были уже у Камня. Я решил остановиться и вечером устроить что-то наподобие LSDance. Кислоты было как раз шесть марок. Все решились: ничего другого все равно не оставалось. Путешествие почти подошло к концу, осталась только кислота, и надо было что-то сделать на прощание.

Вечером был зажжен, специальный, большой костер. Каждый, под звуки Orbital, сьел свою марку. Музыка была очень громкой. Смеркалось. Все потихоньку начали улавливать вибрации исходящие из магнитофона и подтанцевывать. Постепенно кждый уходил в свои глюки все глубже, и начинал эфееричнее танцевать. Вокруг все изменялось и принимало безумные формы. Непередаваемые цветовые гаммы приятно ласкали глаз. Внезапно призошло изменение: я увидел, что вместо костра – гриб. Это было безумно. Танцующие формы, абсолютно безумный мир вокруг, и гриб посреди всего этого великолепия.

Зов гриба был силен:

«Теперь ты все понял».

Часть 2: Царь-Гриб

1.

Утро было ужасным. Руки тряслись, и плохо работали. Во рту был отвратительный сушняк. Я сидел на кухне своей квартиры и курил сигарету, запивая её крепким чаем. На дворе было начало лета. Второе июня, если быть точным. Крис ещё спала. В магнитофоне играла Volga – русская этно-электроника. Утро было свежим, чистым и ничем не было испорчено, кроме одного – мне было плохо. «Это все проклятые амфетамины, какие все-таки сволочи их придумали». Такие мысли проносились в моей голове одна за другой. Было 8 утра. На улице было тепло. Это было отличный день чтобы пойти в ботанический сад и съев немного кислоты или грибов пообщаться с царь - грибом. Именно так себя он называл. Я уже пару недель как писал свой философский труд на тему царь – гриба и психоделиков. Чем больше я узнавал от гриба, тем меньше мне казалась возможность того, что он простая галлюцинация реальной.

На кухню впорхнула она – Крис. Моя любовь. Моя муза. Мое вдохновение.

 — Как дела очкарик? – именно так она меня величала: «Очкарик».

 — Нормально, только хуево мне что-то после вчерашней скорости твоей. Кто тебя надоумил меня этим говном кормить?

Крис явно смутилась и сев рядом, жалобно на меня поглядела.

 — Извини, я не думала, что тебе с нее будет так плохо. Я, правда, не хотела.

На нее нельзя было сердиться. Она была слишком мила. Она так лукаво смотрела, когда извинялась, что злость и раздражение быстро улетучились. Я потянулся. Потом, подмигнув ей, спросил:

 — Ну что, какие сегодня у тебя планы? Что хочешь делать?

Крис немного подумав, ответила.

 — Вообще я хотела на пляж сходить. Ну, там потусоваться пару часиков, а потом в бот сад, с царь - грибом про жизнь потереть.

Я согласно кивнул, и она стала готовить хавчика, поточить. Я встал и, пройдя в большую комнату сел на диван. Включил телевизор. Однако ничего интересного там не оказалось. По всем каналам шли либо дурацкие утренние передачи, либо отвратительные сериалы для дебилов и домохозяек. Пришлось выключить телевизор и ждать пока Крис приготовит что-нибудь поточить. Вскоре из кухни послышался запах очень вкусной яичницы и кофе. «Жизнь налаживается» – подумал я и прошел на кухню.

Позавтракав, и немного покурив ганджи, мы с Крис шли к берегу Обского водохранилища. Купаться там не стоило, но там было очень приятно просто посидеть, и, слушая какую – нибудь музыку, поточить вкусных бутербродов и попить пивка. Именно за этим мы и шли туда. Всё было ништяк. Солнце приятно пригревало. Я нес два пакета. В одном было две двушки пива. Во втором чипсы с красной икрой и соломка с маком. Во внутреннем кармане у меня лежало три марки: билеты, так сказать, в царство царь – гриба. За спиной был небольшой рюкзак с хобами и полотенцем.

Мы лежали на хобах и потягивали пиво из купленных полулитровых стаканов. Также, мы методично хрустели чипсами. Я лениво покуривал сигарету, и смотрел, как дым всплывает вверх, к далекому солнцу. Настроение было такое, что ничего делать не хотелось. Казалось, пролежать так всю жизнь на берегу Обского водохранилища, и все будет ништяк. Вставать не хотелось даже чтобы налить пива.

Пиво было убито. Мы все также лежали на хобах и ни о чем не беспокоились. Было жарко, и я снял майку, обнажив свою голую и волосатую грудь. Пот моментально проступил на теле. Вернувшись, домой, надо было обязательным порядком помыться. Но это все потом. Часа через три, не меньше. Пиво хорошо разморило. В голове стали пролетать какие-то совсем посторонние мысли. Избавиться от них, впрочем, было нереально. Отдавшись соблазну, я дал себе волю, и вошел в этот мир ненужных мыслей. Совсем неожиданно я заснул.

Я проснулся с ужасной головной болью. Голова раскалывалась так, что хотелось завыть белугой и разбить голову об что нибудь по тяжелее. Пиво было явно не лучшего качества и абсолютно не свежее. Крис стояла рядом, и было видно что её тоже сейчас вырвет. Мы собрали мусор, скатали хобы и пошли вверх по лестнице которая вела на пляж. Уже перейдя железнодорожные пути, мой желудок не выдержал и я согнувшись пополам начал блевать на асфальт. Это было ужасно. Так отвратительно я себя не чувстовал уже много дней.

Придя домой стало ясно: переход в состояние повышенного осознания сегодня уже нереален. Бодун и тошнота, не лучшие спутники в таком деликатном деле как переход на другую сторону. Я налил в ванну теплой воды и мы с Крис легли в нее с купленной карачинской дабы оправится от последствий этого отвратного пива. Несколько часов мы тихо вели беседы о вечном, пили минералку и слушали местного IDMщика – Fiend’а. Потом включили Продиджи и вскоре стало немного получше. Сидя на кухне и сосредоточенно кушая яблоки Крис вдруг вспомнила:

 — Знаешь, мы совсем забыли о транс-дискаре. Это же сегодня вечером! В «Подвале»...

Почесав затылок, я тоже припомнил, что у нас и флаеры и приглашения есть. До дискаря оставалось чуть менее двух часов. Мы быстрым темпом оделись по нормальному и двинули к остановке. Сев на 62 и доехав до конечной мы за пятнадцать минут дошли до клуба. Показав флаеры и приглашения, нас впустили за смехотворную сумму внутрь: 50 рублей.

Внутри уже вовсю шел раскумар. Голые девчонки в клетках, лазеры, мигающие лампочки, толпа народа и бУхающий бас транс музыки. Мы с Крис прорвались через толпу к стойке бара и заказали себе ТРАХА, некого тонизирующего напитка с алкоголем. Открыв банки, отглотнув, стало ясно, что это будет получше чем то пиво, что мы убили утром. Выпив свой напиток, и дождавшись, когда Крис выпьет свой, мы пошли в толпу и стали танцевать.

Зайдя в туалет весь уделанный причудливыми граффити, я высыпал из пакетика на зеркальце скорость, и календариком разделив кучу на четыре линии быстро внюхал препарат через соломинку.

Вернувшись на танцпол, я стал зажигать, так как никогда, мне казалось так во всяком случае.

Придя из клубешника, под утро, я не мог заснуть. Это было естественной реакцией на скорость. После нее не то что спать и есть, а на месте усидеть и то трудно.

Глядя в зеркало, я подумал: Меня выдают красные, не высыпанные глаза и трясущиеся руки. Потом опять вернулся на постель и попытался хотя бы немного поспать.

Однако поспать не получилось. Просто не хотелось. Сколько бы я не закрывал глаза, через секунду они самопроизвольно открывались. Уже совсем утром, пока Крис спала, я встал и немного шатаясь, пошел в кухню, чтобы чего-нибудь поточить. Но в холодильнике мышка повесилась, и ничего кроме пары яйц, не было.

Крис потягиваясь, и зевая, вошла на кухню когда я, уже сходив в магазин, готовил яичницу с макаронами и кусочками говяжьей колбасы.

В качестве запивона я решительно взял литр кваса на разлив. Уже было то время года, когда люди еще не поняли что лето, еще не оделись как надо, но баки с квасом уже стоят на каждом углу.

Это было, в меру вкусно, и есть не хотелось, однако я через силу пихал в себя жрач и вливал квасик. Чтобы потом не мучаться. Знающие люди меня поймут. А те, кто не въезжают в тему, могут помолчать в тряпочку.

2.

Весь день после скорости я был совершенно разбит. Нервная система была истощена. Весь день, шляясь по улицам городка, я все думал где бы присесть. Придя домой, я сел на диван и больше не вставал. Поход в царство был опять отложен. На неизвестное время.

Шли дни. Были постоянные заботы: то в клуб съездить, то на пляж сгонять. Ни одной свободной минутки чтобы сходить в царство и поговорив с грибом дописать еще пару глав к книге. Еще и работа навалила. Развозить по домам заказную пиццу из Boston City Pizzeria. Хоть и немного денег, зато хоть что-то. Жить на что-то надо. А быть на иждивении у Крис, которая работала официанткой и продавщицей в той же пиццерии, не хотелось. Кстати, она-то и замолвила за меня словечко, когда я туда пришел устраиваться. Днем работа, ночью клубы и пляж. Ну и сами понимаете что еще. Во общем ни минуты спокойно посидеть не выдается.

Однако перед моим днём рождения, что 10 июля, выдался у меня спокойный день. Я тут же затарившись хавчиком, поехал в бот сад на казенной машине, к озеру. Заглотав марку, сел на холмике, что над озером и стал ждать прихода.

Приход был необыкновенный. Тотальная гармония. Запахи всего вокруг, включая землю, были очень вкусными и приятными. Краски, правда, как это бывает с кислоты, изменились, но исключительно в лучшую сторону.

Гриб вырос прямо из земли через каких-то десять или пятнадцать минут.

Я встал, и, подойдя к нему, дотронулся рукой.

«Вначале было темно. Затем прогремел взрыв, который создал пространство и время. Я был свидетелем тех событий. Взрыв был так мощен, что взрывная волна докатилась до основания небытия и потрясла его, создав время и пространство. Это произошло так быстро, что когда я отошел от шока вызванного взрывом, меня уже окружали и время и пространство.

Звезды начинали зажигаться, а потом гаснуть прямо рядом со мной. Я всем своим существом чувствовал жар и мощь, исходившие от них.

Прошло много миллиардов лет. Начинали зарождаться вселенные и планеты и прочие небесные тела. Я решил найти хоть что-то живое среди всех этих бездушных тел. Однако пропутшевстовав пару тысяч лет, я понял что мне никогда не найти жизни. Я тогда еще не имел той формы, которую приобрел сейчас: форму гриба.

И вот однажды, проходя рядом с вашим солнцем, молодой тогда еще звездой, я наткнулся на землю. И спустившись на нее, обнаружил жизнь. То были первые млекопитающие. Динозавров я не застал. И чем дольше я оставался на земле, тем удивительнее изменялся. И пройдя много метаморфоз, я полностью принял обличие гриба, и перешел сюда, на другую сторону.

Однако я ждал появления новой формы жизни, разумной. И вскоре мое ожидание увенчалось успехом. Появились первые люди. Вы тогда еще на деревьях сидели, но уже через пару десятков тысяч лет вы так стремительно развились, что мне оставалось только удивляться.

Вскоре после того как люди перешли к более или менее разумной стадии существования, некоторые нашли растения и травы, которые переносили их сюда. Я сначала не стал входить с ними в контакт, так как не хотел их раньше времени отпугнуть.

Однако с течением времени, я стал с ними общаться, пытался им что-то объяснить. Но тщетно, либо меня брали за галлюцинацию, либо те с кем я разговаривал сходили с ума. И частенько про меня напрочь забывали, выходя из состояния повышенного осознания.

И ты, брат, единственный кто начал меня воспринимать всерьез, и с кем я могу нормально пообщаться за многие миллиарды лет. Это если брать отсчет с того момента как появилось время. А ведь его и не было».

Я очнулся уже ближе к вечеру. Быстро соорудив костерок, я начал жарить сосиски и достав хлеб, из машины вытащил квас. Вскоре подошла Крис, которой я позвонил, и еще некоторое количество народа. Они принесли еще кваса.

Спешу доложить, что жаренные на костре сосиски с хлебом и кетчупом, запитые квасом это очень вкусно.

Сьев половину запасов, кто-то из толпы пришедшей с Криси, достал два коробка гаша, и про точево все как-то забыли на время. На время.

Все раскумарившись по паре раз, начали усердно точить хавчик. И так же усердно пить квас. Стояла удивительная, теплая ночь. Все вокруг цвело и пахло. А после гаша, все были в радостном настроении.

Все сидели вокруг костра, и вяло вели разговоры на те темы, на которые обычно пробивает по обкурке. То есть, ничего серьезного. Пустые разговоры. Хотя может быть и нет. Зависит от точки зрения.

Что тут дорогой читатель можно еще сказать? Чудно проведено было время, что и сказать.

[Справка]

speed(скорость) – наркотик из ряда амфетаминов. обычно отбивает желание есть и спать в течение времени, которое варьируется от принятой дозы, от одного дня и более. постоянное применение может привести к серьезным проблемам со сном, аппетитом, и истощением нервной системы. принимается внутрь любым способом, т.е. внюхивание, орально, внутривенно, и через дым. проще говоря скорость можно есть, колоть, нюхать и курить.

привыкание физическое появляется достаточно медленно.

эффект наркотика проявляется как сверхобычная бодрость, желание к деятельности. повышается работоспособность. человек уверен что приобретает сверх скорость и потому под действием считает что все очень медленно двигаются, именно из-за этого свойства наркотик приобрел имя «скорость».

[/Справка]

3.

Общение с грибом дало мне еще много материала для вписывания в мой труд. Однако написание длилось долго. Слишком долго. Я был совершенно недоволен тем темпом, которым я писал. Два дня пишу, недели полторы отдыхаю. Однако более высокого темпа мне не удавалось развить. Писал я медленно. Очень.

Несмотря на все усилия, книга была не написана даже на половину из того, что я хотел написать. Менее двухсот страниц. И это все исключительно благодаря тому, что я писал ночами. За ночь я мог написать максимум 20 страниц, и то напрягаясь по полной и выжимая максимальную скорость которую я мог развить. Это меня удручало. Лето уже наполовину закончилось. Нужно было скопить денег на зиму, а из-за книги я не высыпался. Еще и тусня. Общение с грибом, которое тоже занимало день подчистую. Еще же надо было доставать материал для книги: то есть психотропные препараты. А это тоже время. Вот так и приходилось жить в абсолютно безумном темпе.

Июль таки закончился, с грехом пополам, и начался август. Сезон короче. Была собрана тусня: Кеша-Трансформатр и Славик. С Кешей все ясно, а вот про Славика надо рассказать.

Это был юноша, лет двадцати, белобрысый, и с голубыми глазами. Вылитый ариец, короче. Увлекался планокурством и техно. Нигде не учился. Чем зарабатывал себе на жизнь и гаш, осталось загадкой. Жил в городке на одной из дач, которые когда-то принадлежали академикам. Делил домик с известным растаманом Бориславом, который был впрочем, гнилым мужиком, чортом, да и вдобавок ко всему толкал траву и гаш самого низкого пошиба. Мало того, за свою отстойную траву и гаш брал как за первосортную продукцию.

Борислава несколько раз за такие дела хорошо пиздили, однако, он, не усвоив урока, продолжал заниматься тем, чем и занимался. После всего этого возникало два вопроса:

1.почему этот чорт Борислав еще жив?

2.почему именно с ним живет нормальный чел Славик?

Ну да ладно. Не о том, в конце концов, речь.

Вообщем собрались на моей хате. Крис, работала, а я уже как неделю культурно отдыхал от работы, куря гаш, и пья, иногда, спирт. Сидели на диване и поочередно дули кальян. Кальян был уже купленный и стоил около двух косарей. Поэтому все брали трубку аккуратно, чтобы, не дай бог, разбить или сломать. Сидели мы и думали, чего бы поделать, пока лето еще на дворе? Съездить куда, или может просто устроить конопляный марафон на пару недель. Чтобы выяснить, кто больше выдержит. Я сказал что марафон, это все-таки жестко очень. Все подумали и согласились: марафон такой и вправду жестковат.

Естественно остался один вариант: двинуть куда-нибудь. Куда, правда, никто понятия не имел.

Так просидя битый час на диване и скуря большую часть ганджа, мы так и не решили, что же делать.

Эта идея осенила меня буквально на следующий же день: создание полулегального клуба в городке, где-нибудь на отшибе, в подвале там или заброшенном доме.

Я обошел весь городок, вдоль и поперек, но не нашел ни одного заброшенного дома, а все подвалы были под жилыми домами, причем такими, где клуб то и не устроить. Из нашей так сказать провинции ехать в Центр Новосибирска и искать там подходящее место для нашего полулегального клуба, было сумасшедшей идеей. Поэтому поиски продолжились в городке.

Наконец был найдено подходящее здание: никем уже не использующейся гараж, на окраине городка. Ничего в районе пятиста метров, кроме портативных гаражей и непонятного здания обнесенного забором, не было. Идеальное место. Имелся подвальный этаж, и несколько выходов.

Связавшись с владельцем, неким Петром Ивановичем, спросили, не желает ли он нам продать, сей, никому уже не нужный гараж, за пару десятков миллионов рублей, с кредитом на десять лет. Он согласился, на условии, что мы внесем изначальный взнос в размере одного миллиона рублей, и затем будем в год платить по миллиону рублей. То есть согласился на десять миллионов.

Единственный способ достать бабки был не очень прост: найти инвесторов. А их в Новосибе, днем с огнем не сыщешь.

Несмотря на то уныние, в котором все пребывали из-за отсутствия бабок, Славик таки нашел людей: фирма «Омега-100». Фирма занималась недвижимостью, однако дела не очень ладились, и фирме нужен был источник дохода на стороне. Инвестировать в такое предприятие как клуб десять миллионов, а потом иметь стабильный доход несколько лет, это было идеально для фирмы.

На встречу с Петром Ивановичем, пришел я, и два человека из фирмы, юрист и зам директора. Они то и уговорили Петра Ивановича взять бабло сейчас, и не парится потом десять лет. Он согласился.

Через некоторое время, после всех формальностей, мы с Петром Ивановичем разошлись, как в море корабли. Он с чеком в кармане, а мы с официальными правами на гараж.

4.

Оставалась одна проблема: какой дизайн придумать, чтобы клуб был и индивидуален но и не отставал от аналогичных клубов. Эта задача была передана одному дизайнеру, который специализировался на нестандартных дизайнах и архитектурных решениях. Я встретился с ним в одном из кафе городка, и объяснил что же за клубешник мы хотим замутить. Он внимательно слушал, иногда задавал наводящие вопросы, иногда что-то писал в блокнотик: во общем производил самое хорошее впечатление.

Затем была встреча с директором фирмы: обсуждали насущные вопросы и все такое. Выпили водки у него в офисе, хотя водку я не очень то и люблю, но пришлось выпить. Не хотелось бы расстраивать директора.

Выпив, мы немного поговорили про жизнь и прочую шнягу. Оказалось, что директор уже давно женат, однако жену не очень то и любит, предпочитая ей свою любовницу, секретаршу. После водки, на такие разговоры тянуло, и я тоже стал рассказывать про свою Крис. Директор меня выслушал и только вздохнул, явно завидовал. Это было странно: ведь я до Крис не имел мало-мальски серьезных отношений с женщинами. Она была первой, с кем я был более чем несколько недель. Это не могло не льстить моему самолюбию. Сразу отхватить такой лакомый кусочек. Это были эгоистичные мысли которые я обычно в себе подавлял, но после водки удержатся было уже нельзя.

Добив две пол литровых бутылки с какой-то мега водкой, мы уже хорошие, слушали старый добрый техно и вели все эти отвратительные разговоры, которые могли происходить только между теми, кто нажрался водки. Или портвейна, что намного хуже. Подавить в себе эти мысли и разговоры о том кто чего круче сделал было конечно делом трудным, а зачастую и невозможным. Вот поэтому я курю траву, а не жру водку.

Уже дойдя до дома, я с трудом открыл входную дверь и ввалился внутрь: шел второй час ночи и Крис уже спала. Я ее решил не тревожить, и расположился на диване. Было не очень конечно прикольно – качественная водка, а хуево как с паленной.

5.

* Фирма обанкротилась...

Слова шефа прозвучали как смертный приговор. Это означало, что обеспечение клуба отлагалось до лучших времен. Да и сам клуб вряд ли уже будет существовать. А нам еще повезло: мы не влезли ни в какие долги и не были кому-либо должны. Это вполне могло произойти.

Теперь вся наша компашка осталась без всего: права на гараж были перепроданы другой фирме, которая решила сделать из гаража торговый центр.

Уже когда шеф позвонил, я заподозрил что-то неладное: больно уже него голос дрожал. При встрече он долго ходил вокруг да около, пока я ему не сказал чтобы он не сказал прямо: что стряслось?

Он сходу и выпалил. Теперь он виновато потирал очки, и глупо озираясь, пил пиво. Мы встретились в баре недалеко от университета. Почти что напротив. Оставалось только нажраться. Я заказал пива и водки, несмотря на то, что совсем недавно пил водку вместе с шефом.

Уже через два часа я еле стоял на ногах. В основном бухал я, шеф все больше рассказывал какие-то идиотские истории из своей жизни и своих партнеров. Под конец он отвез меня до дома и довел до двери. Что было дальше, я уже не помню.

Утром, по лицу Крис, я понял, что она озабочена тем, что я уже достаточно долго не просыхаю. Для нее это был видимо первый звоночек. Для меня, впрочем, тоже. Похмелье было просто отвратительное: руки не то что тряслись, они бились в каком-то припадке, ноги отказывались держать мое тело, а голова болела так, будто кто-то по ней несколько раз ебанул молотком. По степени хуевости это было самое хуевое похмелье за все время, что я бухал.

Кое-как очухавшись я пошел в музыкальный магазин, посмотреть нет ли там чего интересного – оказалось есть: сборник Best of Ambient. Очень интересная сборка с Aphex Twin, Infinity Project, Blue Planet Corporation, Amorphous Androgynous и кучей офигительного эмбиента. Самое большое впечатление на меня произвел альбом The Mystery Of The Yeti. Это просто нечто невообразимое. Такого качественного эмбиента мои уши уже давно не слышали. Стоил он копейки – 90 рублей. И качество мп3 тоже было неплохое. Обычно такие диски покупаешь с надеждой, что он будет очень неплохим – а выясняется что мп3шки на диске гавёного качества, да и сам диск на руках разве что не рассыпается.

Однако данный диск был неплох – совсем даже, неплох.

Просветление

1.

Итак, все наши планы насчет создания клуба провалились. Началась зима. Противное, честно говоря, время года в Сибири. Однако ничего с этим нельзя было поделать. Я продолжал работать в пиццерии. Деньги имелись. Жизнь вроде как наладилась. Однако чего-то не хватало. Наступила тоска. Даже беседы с грибом уже не помогали. Ничего не хотелось. После работы я просто сидел перед окном, и пья горилку, курил сигареты. Крис в какой-то момент это все надоело, и она ушла. Я остался один. Горилка не помогала.

Ничего не помогало.

Мне это тоже надоело, и я захотел уехать.

И уехал.

Далеко. На побережье Гоа в Индию.

2.

Возвращаться не было смысла. И здесь было хорошо. Солнце, море, трава, женщины.

И много времени, чтобы заняться чем-то своим. Новым, концептуальным.

Дальше все пошло как по маслу, первые рассказы, опубликованные в ПлейМэне. Затем Известность благодаря статье про Гриб и психоделики. Первый роман. И, наконец, блеск славы, деньги.

3.

Отрывок из New York Torch:

8 июня 2005

Он проснулся знаменитым. Евгений Поляков, знаменитый русский иммигрант живущий до недавнего времени в Индии. Сегодня утром автора знаменитых рассказов и романа «Пятая Колонна» нашли мертвым в ванне его дома. Он перерезал себе вены в теплой воде и принял спирт. Зачем знаменитый всему миру писатель покончил с собой, остается только гадать, ему ведь было всего двадцать семь лет.

Как утверждает его в прошлом лечащий врач: «У него началась сложная депрессия с элементами галлюцинаций».

В своей посмертной записке Поляков утверждает, что всего лишь перешел в иную сферу восприятия мира.

Конец

AdaptiveThemes