Skip to content

Спонсоры и Партнёры

Организатор фестиваля

 

Администрация Новосибирской области

Администрация Новосибирской области
Департамент культуры


Генеральные партнёры

 

Новосибирская государственная областная научная библиотека (НГОНБ)

Союз писателей России (Новосибирское отделение)

Литературный семинар Геннадия Прашкевича


Партнёры фестиваля

 

Такси "Мой город"


Информационные партнёры

 

Бюро неформальных событий

Ярослав Шкрыль. Подборка стихотворений

июня 29, 2010 Автор: Константин Бояндин

Ярослав Шкрыль

Поймай меня...

Старая любовь, как старые чехлы на сиденья
Где-то растянулись, где-то неприлично усохли
Орлом подхожу, на кончиках перьев волненье
Играю роль «мачо», непривычную для толстого «рохли»
Скажи – «я ждала», и вспыхни нескромно глазами
Мне много не надо – лишь дрожь от трепета пальцев
Жизнь сложная штука,&nbsdiv; в «любовь» собери оригами
Поймай меня в сети, поставь на якорь скитальца
Поймай меня, слышишь? Хоть буду сопротивляться
Поймай меня, слышишь? Поймай, зная – боль лишь в награду
Поймай меня, слышишь? Поймай, хотя сам я – преграда
И отпусти. Чтобы смог просто рядом остаться...

 

Загляните в холодильник, или ода холостякам

Вам хочется узнать холостяка?
Совет – так загляните в холодильник!
Там, слева от заблудшего носка
Наказан сволочной будильник
Конечно яйца. Завтрак и обед.
На ужин пиво...Пиво...ПИВО!
Засохший сыр, жир месячный котлет
Что подружайка как-то приносила
Здесь тараканы не живут совсем
Так, на экскурсию ведут детишек
Вон страшный дядя – холостяк «дома не ем»
Пугаются...не надо страшных книжек
Нет, вы не думайте, – готовить он мастак!
Вот только магазин далековато...
Пока дошёл – съел «бургер», и ништяк!
Конечно, так питаться вредновато
Зато удобно – заплатил и съел!
Нет нудного мытья посуды
Неэстетично, грязно...нафиг мне?!
Но как готовлю я в гостях у Люды!
Вам хочется узнать холостяка?
Совет – послушать разговоры
Здесь в Казанове видят МУЖИКА
И «бабы-дуры!» могут крикнуть хором!
Никто за это их не костерит
Не гонит спать в прихожую на коврик
Холостяку весь мир всегда открыт
И рады сквер, и девушка, и дворник!
Он может выпить, может загулять
На вороте помада? – знак почёта!
И кошелёк не будут проверять
И стопкам некому вести учёта.
Да, холостяк прекрасен и могуч
Он топчет этот мир босою пяткой!
Ну, всё...проснулась... щас придёт...
Не прочитала б что кропаю тут украдкой!

 

***
Я продышался
Собрался, настроился...
В омут терпко-рифмованной жести
Колко...
Сквозь фантики лезут иголки
Мир фееричен
С советом не лезьте
Сам я попробую и почитаю
Как одиноко упавшее слово
"Любовь"
Без фантика "вместе"
Жутко
И больно... Снова-здорово
А рифмы бьются
им тесно
В сердце, душе, мозге
Встреча...
Потом пресно...
Безсоло вот это "После"
Кран-врезку
Поставить на душу
Чтобы стекала горечь
Табачная
Дыма прощаний
Идти долго обочь
Без обещаний...

 

Мне трезветь нельзя. (Таксист)

Знаешь, милая, – мозг ломается
Если водкой глушить его долго
И тогда вот такое случается:
Я сижу на капоте... «Волга»...
Не моя. Никого. «Прилабунился».
Где я есть? Свет в окне напротив...
Вона как! Куда, пьяный, сунулся...
К твоему дому вышел вроде.
Я же клялся себе, что забыто всё
То, что было – уже проходит
Только свет луны, как в стихах Басё
Над дымками банными бродит
А, поди, же ты! Довелось душе
Сделать свой, бессознательный выбор...
Ладно, ладно, таксёр...закругляюсь уже
Я сегодня «в осадок выпал».
Погоди чуток, воздух дай глотну
Что, как раньше, поделен с нею
И повыть с тоской псиною на луну
От того, что зайти не смею...
Не ругайся, брат. Я такой, как ты
Щас, за водкой, а то я трезвею
Мне трезветь нельзя – без её красоты
И хмельной ещё жить не умею...

 

Фестиваль поэзии

Рифмованные рассуждения
О Боге, о любви, о сексе
Типично юное "какой я?"
О личном человеко-месте
Бубнящий микрофон натуженно
Пытался "дать поэзий" людям
И жено-мальчики-с-парижу, но...
А, чёрт! Судить мы их не будем.
В конце-концов их жест нечаянный
И эпатаж "вот Я! ТВОРЮ!"
Приличней, чем сводить все чаяния
К Мамонне, баксу и рублю.
Пусть не "...духами и туманами"
Дышали строки в микрофон,
А "вечно молодыми-пьяными"
И мат, совсем не моветон.
Но, средь манерных институток,
Эстетствующих педерастов
Потенциальный акоголик
Читал стихи дисканто-басом
Меж рифм отглаженно-любовных
Он был куском дерьма на торте
"Хотелось смелых и нескромных?
Ну вот Вам, нате! Взять извольте!"
И к призрачной груди младенцы
Тянулись мёртвыми губами
В семнадцать думать про Освенцим
И про лежащих под ногами?
Он, – остро чувствующий ёжик
Кололся белыми стихами
И в окруженьи стройных ножек
Махал костлявыми руками.
А ведь скорей всего сопьётся...
Так остро восприятье мира
И будет рифмами бросаться
За кружкой... в баре, у сортира...
Есенина читать алкоте,
И сочинять за "похмелиться" -
Мечты утоплены в блевоте...
Хотя... быть может состоится...
И даст нам может новых строчек
Цепляющих за нутряное
А не рифмованных "в цветочек" –
Красивое и неживое.
Пусть будет лучше Маяковский
В "плевочки" перекрестит звёзды
Или второй Иосиф Бродский
Если себе сам скажет: – "брось ты
Копаться в ерунде, ей Богу!
Среди глаголов не теряйся
Тори судьбе своей дорогу,
И миру больше удивляйся."
Ну а пока, дисканто-басом
Потенциальный алкоголик
Манерных жено-педерастов
Пускай рифмованно уколет.

 

Мужская блядь

Ты сидишь в углу и молча куришь
Да, не оправдал. И не хочу. Увы.
Да, семейным планам показал я кукиш,
Не хочу, боюсь – друзья твои правы.
Я могу лишь петь любви осанну
Куролесить, развлекаться, и опять
Поменять Марину на Оксану
Вот такая вот "мужская блядь".
Слёз не лей, – они, увы напрасны
Не растаять, не взростить того, что нет
Завтра скажешь: "Он козёл! Беда с ним..."
"Не люблю. Прощай." Вот мой ответ.
Я любовь раздал по океану
Тем, что были в жизни до тебя
Новый океан копить не стану
Уходи! Не мучь саму себя.
Излюбился...износился...истаскался...
И оттосковался я своё
Да, "порхаю я по жизни "в вальсе"
Равнодушно злое бытие
Завтра натяну опять улыбку
Чтоб подругу новую встречать
И тонуть в тумане страсти зыбком
Вот такая я "мужская блядь"
Так что не кручинься, не печалься&nbsdiv; –
Бляди, развлечение "на час"
С мужиком хорошим повстречайся
Я же для тебя, поверь, "не айс"

 

Влюблённым в небо

Мальчик идёт по улице
Тащит с собой простынку
Коленки разбиты, – хмурится
Но ни одной слезинки
Прыгал он с парашютом
Да, с этим грязно-белым
Третий этаж – не шутка
Но не хватило неба
Небо – оно повыше
Пятый или девятый...
Завтра я прыгну с крыши.
Я не пойду на попятный.
Небо меня подхватит
К солнцу поднимет выше...
Да! Завтра неба хватит!
Небо оно у крыши...
&nbsdiv;
Парень стоит счастливый
В своём голубом берете
Небо – оно для смелых!
И я за него в ответе
Теперь мне хватает неба
И купол мой не простынка
А помнишь ты крыши детства...
В глазах залегла грустинка...
Прыжок за прыжком... заданья...
И где же он только не был
И словно друга руками
Купол держало небо
Учебный прыжок. Салаги
Дрожат у проёма люка
У них пока нет отваги
Самим шагнуть к небу... Скука...
И вдруг движок захлебнулся
Замолк его гул басовитый
И он вскочил, встрепенулся,
Салаг швырял в люк открытый
И вот все одиннадцать в небе
Цветут парашютов бутоны
Тогда он и сам, последним
Шагнул вниз к аэродрому
Но поздно... чёрт, слишком поздно
Небо – оно повыше
Как в детстве, когда с простынкой
Упрямо он прыгал с крыши
Комком парашют... метеором
К земле прочертил дорогу...
Почётные, щёлкнув затвором
Под залпы проводят к богу...
Водка в стопке накрыта
Кусочком чёрного хлеба
Молча выпьют по сотке
Чтоб всем нам хватало неба...
&nbsdiv;
А на земле мальчишка
Идёт, старый зонтик тащит
Разбитые в кровь колени, –
Парашютист, не иначе
Завтра всё будет лучше...
Завтра я спрыгну с крыши.
Третий этаж не небо...
Небо оно повыше...

 

Хандра

Как я устал... как, Господи, устал...
Жить в маске, сдерживать порывы
Себе сам пресно-назидательный Дедал,
Хотя, в душе ещё Икары живы...
Но крыльев им не дал... расплавил воск -
Пусть свечи плачут глядя на иконы,
На дифирамбы перья, а Икарам – розг!
Живи "по-рельсам". Чти законы. Пой каноны.
Взорваться! Треснуть, выйти из себя,
Отбросить иго общества, морали,
Колючку-совесть, что мне душу теребя
Всю жизнь толкает: крик.., – то не тебя ли?
Уйду от всех на остров, – рядом тут,
Торчит макушка посреди Обского моря...
И буду сам себе лакей и баламут
Поэт и критик, пёс, поющий зорям.
Там я подрастеряю свой жирок,
Что опоясал спрятав мышцы тело,
В июньский полдень будет снится Манжерок,
Как зимним утром птица мне свистела.
Заголодаю на подножном на корму -
Во сне придёт с приветом булка с маслом
Спросонья лодки обниму корму –
Мол, "дорогая, как же ты прекрасна!"
Я буду жить в закуклившемся дне
Где важен лишь прокорм и тягость быта
Лещей глубинных жарить на огне
Не помня мир, где Бог – размеры мыта
Смогу себе позволить встретить Солнце
Обыденным: "Привет! Ну, как дела?"
И засыпать под шёпот колокольцев,
Мне по-рыбацки врущих: рыба, мол, взяла...
А мир вокруг толкаться будет стенкой
Всё слать гонцов – пора назад, пора!
А я, вальяжно, как владетель ленный
Гнать прикажу всю суету их со двора.
Костёр, шум волн и ветер – вот удача!
Как здорово, что все мы собрались...
Ночные птицы будут слушать плача
Наш дружный вой, чуть хриплый, мчащий ввысь.
Потом таёжного, с дымком напившись чаю
Ничком в траву и вдаль смотреть сквозь дым...
И вдруг пойму – всё потому, что я скучаю!
Так трудно без тебя мне быть твоим...

 

Ты. Я. Мы

Я проберусь тихо-тихо, – не заперты двери,
Нет вышек, охраны, собак, вокруг храма души
Ты вдруг замолчишь, себя слыша, но всё-же не веря
Что я уже здесь...подожди, гнать меня не спеши.
Я знаю – тебе будет трудно со мной, непогоже
Не рамой я буду тебе, а любимым врагом
Неловкий медведь – тормашу, злю тебя, и тревожу
Я так и живу, и с жизнью другой не знаком
Ты будешь твердить, что чужое в душе твоей место
Не мне устилала его бархатистой мечтой
Ты можешь браниться, что мол, я в душе – это тесно
Не изменить ничего: ты-моя, а я-твой.
Остроты и шпильки в меня внутривенно, подкожно
Ты можешь колоть, всё в медведе кляня
Со мной станет плохо, а без, ну совсем невозможно
А ты уж давно воздух жизни самой для меня
AdaptiveThemes